В большинстве случаев украинские суды нивелируют признание определенных доказательств недопустимыми и, в частности, концепцию «отравленного дерева» — адвокат ЮК EQUITY

О концепции «отравленного дерева» в практике Европейского суда по правам человека, а также о равенстве сторон по делу в рамках модуля «Решения ЕСПЧ для защиты от уголовного обвинения» слушателям Legal High School рассказал адвокат, специалист по практикам уголовного права и процесса, white collar crime, защиты бизнеса и решения споров ЮК EQUITY Максим Салий.

Так, по словам лектора, концепция «отравленного дерева» сводится к утверждению, что доказательства, полученные в нарушение требований закона, а также вследствие существенных нарушений прав и свобод человека, являются недопустимыми. Кроме того, все доказательства, полученные на основании такого недопустимого доказательства, также признаются недопустимыми.

Как отметил Максим Салий, определение «плод отравленного дерева» ЕСПЧ раскрывается в решении по делу «Гефген против Германии» от 30 июня 2008 года: «плод отравленного дерева» — юридическая метафора, введенная Верховным судом США для описания доказательств, полученных при помощи незаконно полученных сведений. Она подразумевает, что если источник доказательств («дерево») является ненадлежащим, то все доказательства, полученные с его помощью («плоды»), будут такими же. Лектор обратил внимание, что указанная концепция также закреплена в Уголовном процессуальном кодексе Украины, но в несколько ином виде, а именно в виде статей, определяющих недопустимые доказательства (статьи 86 и 87 УПК Украины).

Как пример применения судами Украины концепции «отравленного дерева» Максим Салий привел дело в отношении мера г. Одессы Геннадия Труханова. В указанном деле судом был вынесен оправдательный приговор, а также установлено, что некоторые доказательства, использованные стороной обвинения, были получены с нарушением прав и свобод человека и гражданина, вследствие чего они были признаны недопустимыми, а все остальные доказательства были признаны «плодами отравленного дерева», то есть также недопустимыми. В частности, при проведении следственного действия — осмотра помещения ― следователи не привлекли понятых, соответственно не указав их в протоколе о проведении следственного действия. Как отметил г-н Салий, представители следственных органов считают, что поскольку при осмотре проводилась видеосъемка, то и привлечения понятых не следует проводить.

По словам лектора, на практике суды, как правило, нивелируют признание определенных доказательств недопустимыми. В частности, суды отказывают в удовлетворении ходатайств о признании доказательств недопустимыми и указывают, что они будут исследованы и оценены в совещательной комнате, то есть уже во время вынесения приговора. «Таким образом защитник утрачивает возможность сказать, что все последующие доказательства, полученные вследствие недопустимости такого доказательства, также являются недопустимыми автоматически», — подчеркнул Максим Салий. В этом контексте он посоветовал подавать отдельные ходатайства на каждое доказательство, которое защитник считает недопустим.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина