«Катастрофические последствия ареста имущества — большой миф налоговой службы», который развенчал адвокат Андрей Чехонадский

Главным инструментом в арсенале налогоплательщика в процедуре обжалования налоговых проверок остается недопуск к проверке. Все секреты правильного недопуска раскрыл адвокат Андрей Чехонадский в рамках лекции «Когда целесообразно не допускать инспекторов к проверке. Основания и особенности переноса начала проверки. Последствия для бизнеса» блока «Обжалование налоговых проверок» слушателям Школы налогового права Legal High School.

Спикер отметил: если была невыездная проверка, тогда немного сложнее, ведь налогоплательщику высылается весь пакет документов — и основания, и акт проверки и налоговое уведомление-решение (НУР), и тогда остается только один способ защиты — обжаловать все решения в суде. В случае выездной проверки подготовка к его обжалованию, по словам спикера, начинается с момента появления проверяющего инспектора на пороге и проявляется в его недопуске к проверке. Это важно именно потому, что с момента допуска к документам налогоплательщика у инспектора появляются сведения, которые он может вписать в акт проверки, а затем и в НУР.

При этом главным аргументом, удерживающим от отказа инспектору в допуске к проверке, остается «полное блокирование деятельности» налогоплательщика, которым пугают, как правило, или сами сотрудники налоговой службы, или главные бухгалтеры, которые, по словам лектора, в данных вопросах плохие советчики. Как объяснил господин Чехонадский, такие доводы всего лишь запугивание, цель которого — заставить налогоплательщика начать «договариваться».

Самое страшное, что может случиться с налогоплательщиком в случае недопуска к проверке, — применение административного ареста имущества (полное или условное). Такое право у руководителя соответствующего налогового органа есть. Однако, во-первых, такой арест в понимании Налогового кодекса Украины касается только имущества, отличного от денежных средств, а во-вторых, он не имеет никаких реальных последствий для деятельности бизнеса, поскольку не отражается ни в одном государственном реестре. Чтобы данная норма имела хоть какое-то практическое значение, после наложения ареста и его подтверждения судом на предприятие должен появиться налоговый управляющий, который сделает опись арестованного имущества. «Но за годы практики и десятки отказов в допуске к проверке я еще ни разу не видел ни одного налогового управляющего. Я не знаю, существуют ли такие должности вообще, но, мне кажется, они не приходят делать опись, понимая, что результат такой работы будет почти нулевой », — поделился опытом господин Чехонадский.

Впрочем, с недопуска защита налогоплательщика только начинается. Как только инспектор оформил недопуск, вы должны знать, что до конца дня будет наложен административный арест на имущество. Это означает, что сразу же надо обжаловать в административном и судебном порядке и само уведомление о проверке, и административный арест — так сформируется доказательная база наличии спора о праве, который станет аргументом в пользу закрытия судебного производства о подтверждении админареста. Если суд не подтвердит его законность, постановление о наложении админареста утратит силу через 72 часа с момента вынесения.

Такие короткие сроки в подтверждение законности ареста означают, что суд, скорее всего, не успеет уведомить налогоплательщика о судебном заседании по заявлению налоговой службы, поэтому рационально постоянно дежурить у канцелярии административного суда региона и узнавать о поступлении такого заявления и о судье, на которого распределено дело. Как только появятся данные о судье — немедленно надо обратиться к его помощнику для ознакомления с материалами дела и быть готовым дополнить фактическими данными заготовленное в процессе ожидания ходатайство о прекращении производства в связи с наличием спора о праве. Это согласно практике Верховного Суда прямой аргумент против подтверждения административного ареста. Однако ходатайство следует зарегистрировать в канцелярии суда немедленно, чтобы судья до начала заседания точно смог его получить и учесть. Но даже если суд подтвердит законность ареста, трагедии не будет — его можно обжаловать, а практическая ценность такого ареста — только в психологическом дискомфорте для налогоплательщика.

Что касается недавней позиции Верховного Суда о возможности обжаловать основания для проверки и после ее проведения, то лектор положительно оценил такую позицию. Однако он предостерег, что судьи нижестоящих инстанций могут еще долгое время не воспринимать и не руководствоваться ею, действуя по инерции. Кроме того, такая практика может сыграть злую шутку с налогоплательщиком — усыпить бдительность и открыть данные, которые налоговым инспекторам получать не сследует, — в руки сильного соперника, у которого есть возможность не только доначислить налоговые обязательства, но и открыть уголовное производство, давать такие данные опрометчиво. Поэтому в любом случае главным козырем для налогоплательщика остается недопуск к проверке. И, аргументируя отказ, Андрей Чехонадский порекомендовал юристам использовать все не запрещенные законом инструменты и проявлять креативность, подчеркнув, что это — интеллектуальное, а не силовое противостояние.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина