Процессуальные возможности института экспертов в отрасли права раскрыла управляющий партнер ЮГ LCF, лектор LHS Анна Огренчук

Школа судебной практики Legal High School, посвященная детальному изучению новинок Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины, продолжает свою работу. По словам управляющего партнера ЮГ LCF, члена Совета по вопросам судебной реформы при Президенте Украины, к.ю.н. Анны Огренчук, новые правила хозяйственного процесса вызывают много дискуссий: кодекс содержит большое количество новелл, проблемы также связаны с нестабильностью практики не новых норм. Детально лектор проанализировала вопросы экспертного обеспечения правосудия и раскрыла процессуальные возможности института экспертов по вопросам права.

Появление этого института обусловлено изменением парадигмы гражданского и хозяйственного процесса и переходом к принципу состязательности. Стороны получили более широкие возможности использования способов доказывания и аргументации. Г-жа Огренчук рассказала слушателям об иностранном опыте: как правило, экспертные заключения касаются только иностранного права и имеют силу доказательства. Украина пошла несколько другим путем.

Институт эксперта в отрасли права закреплен частью 1 статьи 108 ХПК Украины: участники дела имеют право подавать в суд заключение эксперта в отрасли права относительно применения аналогии закона, аналогии права, содержания норм иностранного права согласно официальному или общепринятому толкованию, практике применения, доктрине в соответствующем иностранном государстве. В нашем государстве, по словам лектора, этот инструмент еще не применяется должным образом. Но, как считается в цивилизованных стран, ни суд, ни стороны процесса не могут быть экспертами во всем.

Затем Анна Огренчук озвучила требования к эксперту в отрасли права, установленные национальным законодательством: эксперт должен иметь ученую степень в отрасли права и быть признанным специалистом в отрасли права, в связи с чем возникает вопрос: кто этот специалист, тем более признанный? В Англии, к примеру, основной критерий определения компетентности эксперта — его практическая деятельность по применению иностранного права. Экспертом может быть судья или практикующий юрист из иностранного государства; юрист-практик из страны, имеющей похожую правовую систему; лицо, которое не является юристом, но в силу своей профессиональной деятельности приобрело необходимые знания в иностранном праве. А в США критериями квалификации эксперта являются его опыт и навыки применения иностранного права. В Германии суд назначает в основном не иностранных юристов-практиков, а местных правоведов, как правило, профессоров — специалистов по международному частному праву и сравнительному правоведению.

Но вернемся к Украине. Г-жа Огренчук акцентировала внимание на том, что не может содержать заключение эксперта: это оценка доказательств, указание на достоверность или недостоверность того или иного доказательства, указание на преимущество одних доказательств перед другими, а также вывод о том, какое решение должно быть принято по результатам рассмотрения дела (часть 2 статьи 108 ХПК Украины).

Говоря об оценке судом заключения эксперта в отрасли права, лектор отметила, что заключение не выступает доказательством, имеет вспомогательный (консультативный) характер и не является обязательным для суда. Суд может ссылаться в решении на заключение эксперта в сфере права как на источник сведений, которые в нем содержаться, и должен сделать самостоятельные заключения относительно соответствующих вопросов. В Англии, в частности, суд оценивает заключение эксперта по правилам оценки доказательств. Суд может обращаться только к тем материалам (например, к текстам законов), которые приобщены экспертом к заключению. Для американского суда заключение эксперта, как и другие доказательства, не имеет заранее установленной силы. Суд в США вправе отказаться учитывать показания эксперта, даже если они не оспариваются другой стороной, и вынести решение на основании собственного исследования содержания иностранного права.

Какую же ответственность несет эксперт в нашем государстве? Лектор отметила, что процессуальное законодательство не содержит требования к эксперту в сфере права относительно указания, что он предупрежден (осведомлен) об ответственности за заведомо неправдивое заключение. Это связано с тем, что статус заключения эксперта не является доказательством. Тем не менее эксперты несут репутационную ответственность, а со временем практика выработает свои подходы.

Подводя итоги лекции, г-жа Огренчук выделила проблемные вопросы: отсутствие практики применения термина «признанный специалист в сфере права», нечеткие механизмы возмещения расходов, связанных с привлечением эксперта в отрасли права, в системе общих судебных расходов; нестабильность судебной практики относительно права выбора стороны подчинять договор иностранному праву; отсутствие эффективного влияния на эксперта за недостоверные заключения и др. В завершение лектор отметила, что с учетом тенденции к глобализации экономики и включению иностранного права в контракты заключение эксперта в отрасли права в рамках соответствующих судебных процессов становится востребованным институтом национального процессуального законодательства.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина