Арбитражное соглашение может быть сформулировано неправильно, но это не говорит о его недействительности, уверен Евгений Блинов, партнер, руководитель практики международного арбитража МЮГ Eterna Law

Об особенностях арбитражных соглашений слушателям Школы судебной практики Legal High School рассказал Евгений Блинов, партнер, руководитель практики международного арбитража МЮГ Eterna Law.

Ключевое отличие между судом и международным арбитражем заключается в том, что суд — это публично-правовая институция, право обращения в которую гарантировано всем, а арбитраж — это частноправовая структура, предусматривающая рассмотрение спора при условии наличия соответствующего соглашения. Суд вершит правосудие, а арбитраж решает спор, предоставляет услугу.

Арбитражное соглашение — это договоренность сторон о передаче спора, который возник или может возникнуть между ними в будущем, на рассмотрение международного коммерческого арбитража с возможностью определения сторонами процедуры назначения арбитров, применяемого права, места арбитража и других условий арбитражного разбирательства.

По словам Евгения Блинова, в теории выделяют четыре основных условия арбитражного соглашения: выведение определенных споров из-под юрисдикции государственных судов; договоренность о передаче этих споров на разрешение арбитражного суда; определение круга правоотношений, спор по которым передается на разрешение третейского суда; вид арбитража — ad hoc или постоянно действующий арбитражный орган.

Что касается неправильно составленных арбитражных соглашений, то, как отметил лектор, дефектное арбитражное соглашение может быть признано действительным или недействительным в зависимости от степени дефектности. Этот факт подтвержден решением Высокого суда Сингапура по делу «HKL Group Co Ltd v Rizq International Holdings Pte Ltd» (2013) SGHCR, в котором указано, что суд отдает предпочтение тому толкованию, согласно которому соглашение можно выполнить.

Были и случаи, когда дела не рассматривались в арбитраже из-за определенных ошибок в тексте арбитражных соглашений: указано неправильное название суда (или название несуществующего суда), недостаточно четко определено, какой именно арбитражный регламент должен применяться.

Евгений Блинов обратил внимание, что сегодня стороны арбитражных соглашений достаточно часто прибегают к определенным «гибридам». Одним из них является альтернативное арбитражное соглашение, в котором, например, оговаривается, что если истцом будет покупатель (резидент Украины), то спор рассматривается в Украине, а если истцом выступит продавец — спор будет разрешаться в стране, резидентом которой является продавец. В случае возникновения спора между сторонами, заключившими такое соглашения, обе стороны инициируют подачу иска, и начинаются два арбитражных разбирательства со встречными исками.

Лектор рассказал и о принципе автономности арбитражного соглашения. К арбитражному соглашению применяются нормы одной правовой системы, а к основному договору — другой, что полностью правомерно. Такой пункт можно прописать в договоре. Обычно к арбитражному соглашению применяется право места проведения арбитража. Составляющими принципа автономности также являются действительность арбитражного соглашения в случае признания основного договора недействительным (ничтожным) или незаключения основного договора и действительность основного договора в случае недействительности (ничтожности) или незаключения арбитражного соглашения.

Что касается возможности привлечения к процессу в международном арбитраже лиц, которые не были подписантами арбитражного соглашения, то, как заверил Евгений Блинов, только стороны арбитражного соглашения обязаны выполнять его условия. Лицо, которое не является подписантом основного договора, может приобрести права и обязанности по арбитражному соглашению в силу действия принципов договорного права. Наиболее распространены представительство, теория alter ego, правопреемство, обязательства поручителя и гаранта, полномочия должностных лиц, цессия.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина