Институт отвода трансформировался от реализации права на беспристрастное рассмотрение в злоупотребление процессуальными правами — Анастасия Доброчинская

О злоупотреблениях правами в гражданском процессе, его последствиях для стороны и делах, а также об обжаловании судебных решений рассказала слушателям Legal High School Анастасия Доброчинская, старший партнер ЮК PRAVO GARANT, руководитель судебной практики, адвокат. Она подчеркнула, что процессуальной кодекс не содержит определения злоупотребления правами, однако есть наработанная судебная практика. В частности, Верховный Суд трактует злоупотребления как особую разновидность процессуального правонарушения, заключающегося в злоупотреблении процессуальными правами, при котором происходит нарушение условий реализации субъективных гражданских процессуальных прав, и определяется как поведение, превышающее (или нарушающее) пределы осуществления субъективных прав. При этом она сослалась на статью 44 Гражданского процессуального кодекса Украины, в которой приведен перечень злоупотреблений, подчеркнув, что этот перечень злоупотреблений процессуальными правами не является исчерпывающим.

Согласно статье 144 ГПК Украины лектор привела перечень принудительных мер, которые могут применяться к стороне, злоупотребляющей процессуальными правами, в частности, это предупреждение, удаление из зала судебного заседания, временное изъятие доказательств для изучения судом, привод, штраф, а также привела примеры их применения украинскими судами. При этом она подчеркнула, что привод может быть применен только к свидетелю в соответствии со статьей 147 ГПК Украины.

Анализируя Единый государственный реестр судебных решений, Анастасия Доброчинская отметила, что за последние три года количество примененных судами принудительных мер составляет около шести тысяч и что такая картина характерна только для гражданского судопроизводства, а в административном или хозяйственном судопроизводстве количество подобных мер увеличивается из года в год.

Наиболее распространенными, по мнению лектора, процессуальными диверсиями являются (1) заявление заведомо необоснованного отвода, (2) манипуляция автоматизированным распределением дел, (3) подача заявлений по вопросам, которые уже решались судом и по которым было принято процессуальное решение, (4) введение суда в заблуждение относительно фактических обстоятельств дела, (5) заявитель не интересуется движением своего дела, (6) подача заведомо необоснованных заявлений и ходатайств с целью затягивания рассмотрения дела или для препятствования исполнению судебного решения.

Анастасия Доброчинская проанализировала институт отвода, подчеркнув, что за последние годы произошла его трансформация от реализации права на беспристрастное рассмотрение в злоупотребление процессуальными правами. Далее лектор остановилась на обеспечении иска, указав слушателям на изменения, произошедшие с этим институтом после принятия Закона №460-ІХ от 15 января 2020 года, и проиллюстрировала эти изменения судебной практикой.

Говоря о таком виде процессуальной диверсии, как случаи, когда заявитель не интересуется движением своего дела, лектор сослалась на решение ЕСПЧ по делу «Пономарев против Украины», в котором Суд сделал вывод о том, что стороны в разумные интервалы времени должны принимать меры, чтобы узнать о состоянии известного им судебного производства. В каждом деле национальные суды должны проверять, оправдывают ли основания для возобновления сроков для обжалования вмешательство в принцип res judicata (принцип юридической определенности).

Лектор подчеркнула, что действия стороны, направленные на необоснованное затягивание или препятствование рассмотрению дела, могут быть признаны злоупотреблением процессуальными правами и повлечь взыскание штрафа участника процесса, а также обратила внимание на факторы, указывающие на границу между недобросовестным злоупотреблением и адвокатским мастерством.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина