Легче судиться из-за недопуска к налоговой проверке, чем по вопросу о правомерности НУР, считает лектор LHS А.Чехонадский

Андрей Чехонадский, руководитель группы претензионно-исковой работы ОАО «Ритейл Групп», адвокат, выступил перед слушателями Legal High School с докладом на тему «Суммы доначислений и статья 212 Уголовного кодекса Украины («Уклонение от уплаты налогов»)».

Досудебное расследование, согласно части 1 статьи 212 Уголовного кодекса Украины, может быть начато после того, как только сумма по налоговому уведомлению-решению с 1 января 2018 года превысит 881 тыс. грн. Часть 4 статьи 212 Кодекса свидетельствует о том, что «государство у нас гуманно». После уплаты денежных обязательств по налоговым уведомлениям-решениям (НУР) правоохранители обязаны направить ходатайство о прекращении уголовного производства в суд или вынести постановление о закрытии уголовного производства, если остаток суммы определенных денежных обязательств будет меньше, чем нижний ценовой предел, установленный частью 1 статьи 212 УК.

Исходя из собственного опыта, лектор отметил: если хозсубъект после открытия производства уплатил 100 тыс. гривен, то следователь, даже видя, что уже нет состава преступления, не прекращает производство. Следователи, по словам спикера, не боятся ответственности, поэтому следствие продолжается и усложняет работу хозсубъектов.

Открывают ли уголовные производства до завершения административного обжалования? Есть методические рекомендации, утвержденные приказом ГФС, что до итогового решения в рамках админобжалования нельзя вносить сведения в ЕРДР. Но, как показывает опыт Андрея Чехонадского, следователи руководствуются такой логикой: «Что мне этот приказ? Это не УПК, и в Минюсте он не зарегистрирован, поэтому руководствоваться им необязательно».

Спикер подчеркнул, что прекращение уголовного производства происходит далеко не сразу после оспаривания в админсуде претензий ГФС. После получения решения апелляционного административного суда может пройти еще 1,5–2 года до момента закрытия дела.

Еще в 2012 году ВСУ сказал: если налогоплательщик усматривал нарушения о стороны налоговиков, то он должен не допустить проверку. Именно на эту позицию в настоящее время часто ссылаются суды. «Считаю, что основа юриспруденции — это не борьба с последствиями, а предупреждение последствий, которые будут обязательно», — сказал спикер. По его словам, судье психологически проще рассматривать дело о незаконности допуска к проверке, чем о правомерности налогового уведомления-решения. На уведомлении о проверке и других документах нужно писать «не согласен», «к проверке не допускаю». Это обязывает контролирующий орган составить акт о недопуске к проверке. «Это решение управленческое, и юристы должны убеждать собственника, что это тот путь, которым нужно идти», — уточняет г-н Чехонадский. Однако, по его словам, отдельным адвокатам по каким-то причинам «интереснее» бороться уже против «НУР с шестью нулями».

Как считает Андрей Чехонадский, обращаться к юристам уже после проверки может быть поздно. Защищать права предпринимателям надо еще тогда, когда проверяющие только пришли, а еще лучше сразу после получения уведомления о плановой проверке.

Негатив от недопуска, следовательно, ниже, чем от проведения проверки. Выступающий подчеркнул, что почти всегда фискалы устанавливают нарушения закона. «Не бывает, как правило, проверки без установления нарушений», — заявил он. Случаи, когда по результатам проверки составляется справка, а не акт о нарушении, единичны. На такие исключения в ГФС смотрят подозрительно.

Была озвучена еще одна причина, по которой лучше не допускать проверяющих: нет оснований для принятия судом решения о подтверждении административного ареста имущества, если подтверждено, что налогоплательщик был не согласен с проверкой. Как считает Андрей Чехонадский, положения Налогового кодекса в части административного ареста денежных средств на банковских счетах противоречивы. Дело в том, что это ограничение применяется, когда есть налоговый долг и у должника нет имущества для его погашения. «Но что арестовать? Пустые счета?» — обратил внимание выступающий на такой парадокс.

Стоить ли ходить на допросы? Андрей Чехонадский ответил, что ходить на них стоит уже потому, что это позволяет получить дополнительные сведения. При этом он указывает на несовершенство уголовного процессуального закона. К примеру, нет требований относительно подписания протокола на каждой странице. Нет обязательства у свидетеля подписываться под тем, что он ознакомлен со статьей 63 Конституции. «Вы обязаны отвечать на вопрос, и то не всегда, но подписывать ли протокол и как подписывать, нужно решать в каждом конкретном случае. Можно сказать, что определенные сведения озвучены не были, а адвокаты могут эти слова свидетеля подтвердить. Директор предприятия, идя на допрос как свидетель, должен знать, что он может стать потенциальным подозреваемым», — добавил г-н Чехонадский.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина