LHS Discussion Hub: эксперты выясняли, стал ли арбитражный управляющий более самостоятельной фигурой

Состоялся LHS Discussion Hub «Арбитражный управляющий — главная фигура в процедуре банкротства. Проверка состояния готовности к неизбежным изменениям». Модератором выступил Сергей Донков, советник ЮФ Evris, член дисциплинарной комиссии арбитражных управляющих, вице-президент ВОО «Саморегулируемая организация специалистов конкурсного процесса».

Новации и проблемные вопросы нового Кодекса Украины по процедурам банкротства представил Руслан Сидорович, народный депутат Украины, член Комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики и правосудия. Согласно новому Кодексу арбитражный управляющий является ключевой персоной. Суд становится скорее наблюдательно-контролирующим органом. Комитет кредиторов может отстранять арбитражного управляющего без пояснения причины: многие такой подход критиковали, но г-н Сидорович считает это адекватным. Саморегулируемая организация должна быть одна, уверен выступающий. Иначе будет странно, если, к примеру, каждая из десяти организаций будет установит свои этические стандарты, а государство передаст им полномочия по управлению профессией. «Безусловно, в Кодексе не заложены чрезвычайно широкие полномочия этой ассоциации, но, следуя roadmap, мы будем к этому идти», — отметил г-н Сидорович. Новый Кодекс не приведет к исчезновению общественных организаций в этой сфере, подчеркнул спикер.

Автоматизированная система назначения не в полной мере оправдала надежды насчет качества и объективности. До нее, как считает г-н Сидорович, было больше качественных назначений. При этом все равно при большом желании можно арбитражного управляющего подкупить или запугать. Отметим, что судья ВХСУ Владимир Полищук видит в автоматизированной системе больше преимуществ. Также он высказал мнение о необходимости распространения института банкротства физического лица в отношении менеджеров. Работа такого механизма, заимствованного в европейских странах Европы, дисциплинировала бы руководителей.

Войти в курс европейских тенденций помог иностранный гость — судья по банкротству в отставке (Франция), член дисциплинарной и квалификационной комиссий арбитражных управляющих, международный эксперт проекта ЕС «ПРАВО-Justice» Аниэль Роже. В ЕС идет процесс унификации права относительно неплатежеспособности. И еще 10–20 лет этот процесс точно продлится. Сейчас для компаний, которые имеют представительства в разных странах, процесс банкротства ведется по закону той страны, где впервые о нем заявили. Важно налаживать коммуникацию между арбитражными управляющими, чтобы решения одних не оспаривали их коллеги в других странах. Если наблюдается несогласие между управляющим и судьей, то в большинстве стран последнее слово остается за судьей. На руководителей предприятий-банкротов могут наложить три вида санкций: 1) запрет занимать руководящие должности, 2) инициирование процедуры банкротства в отношении него как физического лица, 3) возложение обязанности компенсировать убытки предприятию.

Бирюков Александр, научный советник Юридической группы LCF, д.ю.н., называет «библией» отчет Всемирного банка о регулировании банкротства физических лиц. Идеальных моделей в этой сфере не существует, но именно этот документ содержит большое число ответов на вопросы. Эксперт отметил, что сегодня арбитражный управляющий является фактически помощником судьи: он собирает доказательства, организует определенные мероприятия и т.д.

Хотя Анатолий Вязовченко, председатель Национального профессионального союза арбитражных управляющих Украины, с этой позицией не совсем согласен. Если допустить, что целью арбитражного управляющего является помощь судье, то судья в таком случае должен платить ему вознаграждение. Цель арбитражного управляющего — возврат средств кредиторов. Важно не только, сколько получит кредитор, но и когда. Если управляющего всячески ограничивать в реализации его полномочий, то он будет работать неэффективно.

Критически настроен Сергей Боярчуков, управляющий партнер ЮК «Алексеев, Боярчуков и Партнеры». По его словам, сейчас процесс банкротства не интересует никого, все преследуют свои конъюнктурные цели («оформить имущество, посадить конкурентов»). Главной задачей в процессе становится назначение подконтрольного арбитражного управляющего. Независимость арбитражного управляющегосегодня лишь декларируется.

При этом партнер ЮК EQUITY Олег Малиневский не считает, что роль арбитражного управляющего возрастает. Арбитражный управляющий стал более зависимым от кредитора, отметил юрист. Также он заявил, что электронная система нивелируется возможностью комитета кредиторов в любой момент отстранить арбитражного управляющего. Арбитражный управляющий из фигуры, за лояльность которой постоянно велась борьба, превращается в выразителя воли кредиторов.

Создание единой саморегулируемой организации Олег Малиневский оценил положительно, но «есть вопрос к деталям». Как будет создаваться такая организация? Эти вопросы станут все более значимыми. Когда организация влияет своими решениями на участие в профессии, тогда повышается внимание к такой организации, подчеркнул он. «Предлагаю очень внимательно относится к вещам, которые спускаются сверху», — заявил г-н Малиневский.

С другой стороны предложил посмотреть на ситуацию арбитражный управляющий, директор ЮК «СТС» Тарас Тарасенко. Кодекс нивелировал условия работы арбитражного управляющего. Получение вознаграждения ничем не гарантировано, комитет кредиторов может этим манипулировать. Иногда управляющему просто предлагают кешбэк — процент от части реализованного имущества. Нарушаются трудовые права управляющих. Не предусмотрено право на зарплату и выходное пособие, подчеркнул г-н Тарасенко.

Тем не менее эксперты призывают пользоваться новыми возможностями. Организованность деятельности арбитражных управляющих способна заставить уважать их независимость, и давление со стороны каких-либо госорганов станет невозможным.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина