Иски о признании всех сделок недействительными должны быть аргументированными в соответствии с гражданско-правовыми и хозяйственно-правовыми институтами — Александр Онуфриенко

Об украинском опыте обжалования сквиз-аута слушателям Legal High School рассказал Александр Онуфриенко, партнер Asters. Он напомнил, что в 2017 году Закон Украины «Об акционерных обществах» был дополнен статьей 65-2, которая предусматривала обязательную продажу акций акционерами по требованию лица, являющегося собственником доминирующего контрольного (95% и более) пакета акций. По мнению лектора, эта норма, в том числе, позволила разрешить проблему так называемых мертвых акционеров, а также сократить расходы на коммуникации с миноритарными акционерами. Попутно лектор привел пример, когда 7% акционеров составляли 25 000 человек, соответственно, и затраты на коммуникацию (проведение общего собрания акционеров) составляли существенную сумму, причем никакого влияния на решения они делать не могли.

Лектор отметил, что институт сквиз-аута возник в других странах достаточно давно и направлен на оптимизацию работы акционерных обществ. Он рассказал о механизме выкупа акций у миноритариев, предусмотренном законом. При этом Александр Онуфриенко напомнил, что ранее в законе предусматривалось лишь право миноритария требовать осуществления обязательного выкупа акционерным обществом принадлежащих ему акций при определенных условиях. Так, лектор считает, что введение института сквиз-аута устанавливает баланс по возможности принудительного выкупа акций: теперь такую возможность имеют как мажоритарные, так и миноритарные акционеры. Лектор рассказал об опасениях, которые возникали в ходе работы над введением процедуры сквиз-аута, которые были связаны с ценой выкупа. По его словам, миноритарных акционеров условно можно разделить на несколько категорий: одни считают, что процедура сквиз-аута как принудительный выкуп нарушает их права как собственников акций (то есть речь идет о праве собственности), другие — не согласны продавать акции, потому что предложенная мажоритарным акционером цена — ниже ожидаемой, то есть спор не о праве, а о цене выкупа.

Лектор рассказал об истории попытки обжалования конституционности сквиз-аута, которая закончилась отказом в открытии конституционного производства по формальным признакам. По его словам, аргументы о том, что процедура сквиз-аута не соответствует предписаниям части 5 статьи 41 Конституции Украины, не нашла отклика в КСУ.

При этом, по словам лектора, говоря о неконституционности сквиз-аута, инициаторы представления в КСУ также приводили аргументы по формированию цены выкупа, что является, по его мнению, стратегической ошибкой, потому что неконституционность принудительного отчуждения не может зависеть от способов и размеров оценки имущества и требований к субъекту оценки.

Лектор рассказал об опыте внедрения и обжалования сквиз-аута в других странах мира и отметил, что во всех странах, кроме Грузии, принудительный выкуп акций миноритариев признан конституционным. Так же и ЕСПЧ считает возможным принудительный выкуп имущества при определенных условиях.

Анализируя судебную практику на примере открытых материалов конкретного дела, лектор отметил, что попытки отменить сквиз-аут в пределах хозяйственного процесса в первой и второй инстанциях не были решены положительно в пользу истцов — в иске отказано полностью. Сейчас продолжается рассмотрение кассационной жалобы в Верховном Суде.

Александр Онуфриенко отметил, что, по его мнению, иски о признании всех сделок недействительными должны быть аргументированными в соответствии с гражданско-правовыми и хозяйственно-правовыми институтами. Доводы о неконституционности норм закона и о низкой цене могут быть использованы как вторичные, но не могут быть основными аргументами в таких делах. По его убеждению, заявления о том, что в результате сквиз-аута миноритарный акционер получил меньшую сумму, чем мог бы получить в будущем в ходе свободной продажи, также не могут быть аргументом для признания сделки недействительной.

Впрочем, следующее слушание в Верховном Суде состоится уже 10 ноября 2020 года, и мы сможем узнать о позиции высшей судебной инстанции по этому поводу.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина