Судья Окружного административного суда г. Киева Константин Пащенко рассказал об основных изменениях судебной практики ВС в налоговых спорах

О судебной практике Кассационного административного суда в составе Верховного Суда и о самых актуальных правовых позициях в налоговых спорах 2020 года в рамках Общего курса повышения квалификации адвоката слушателям Legal High School рассказал судья Окружного административного суда г. Киева, к.ю.н. Константин Пащенко.

В частности, лектор обратил внимание на постановление Судебной палаты по рассмотрению судебных споров по налогам, сборам и другим обязательным платежам Кассационного административного суда в составе ВС от 26 ноября 2020 года по делу №500/2486/19. «Это историческое решение, поскольку им изменен подход, который был стабильным с 2011 года, то есть с момента принятия Налогового кодекса Украины, и который касается сроков обращения в суд относительно обжалования налоговых уведомлений-решений. В частности, в этом решении ВС отступил от своей предыдущей практики в отношении толкования и применения сроков обращения в суд в спорах, в которых была применена процедура досудебного урегулирования спора», — отметил Константин Пащенко.

По словам судьи, к этому случаю подход был общим для всех видов налоговых споров и, независимо от процедуры административного обжалования, применялся срок в 1095 дней для обращения в суд. После принятия ВС указанного решения подход изменился, и к таким спорам применяется срок обращения в суд в один месяц. В этом случае кассационный суд занял позицию, что статья 56 Налогового кодекса Украины является специальной по отношению к соответствующим нормам Кодекса административного судопроизводства Украины.

Показательным в этом деле, как отметил лектор, является то, что истец указывал на имеющуюся коллизию норм права по урегулированию данного вопроса и, в частности, ссылался на специальную норму НК Украины относительно урегулирования таких конфликтов в пользу налогоплательщика. Однако ВС пришел к выводу об отсутствии коллизии, указав на необходимость разграничения материальных и процессуальных сроков обращения в суд. ВС в этом решении определил, что срок в 1095 дней является материально правовым и таким, что не является сроком исковой давности.

«С точки зрения ВС, срок в 1095 дней — это общий срок давности как для налогового органа, так и для налогоплательщика, и за пределами этого срока не могут быть никакие споры по вопросам доначисления или проверок», — отметил Константин Пащенко.

По словам лектора, ВС считает, что такой срок является довольно значительным и в НК Украины четко не указано, что именно в пределах этого срока плательщик имеет право обратиться в суд, а также есть другие нормы, которыми определяются соответствующие сроки, в частности месячный срок, если была процедура административного обжалования налогового уведомления-решения.

В частности, ВС указал, что многочисленные юридические последствия, которые с учетом положений НК Украины возникают или могут возникнуть в результате реализации контролирующим органом своих полномочий и обязанностей после того, как определенное контролирующим органом денежное обязательство получило статус согласованного, наступают в значительно меньший срок, чем 1095 дней. Поэтому предоставление такого срока для обращения в суд с требованием об обжаловании налогового уведомления-решения или иного решения контролирующего органа по определению денежного обязательства создавало бы непропорциональность между примененными средствами и поставленной целью, в частности, объема прав и обязанностей как налогоплательщиков, так и контролирующих органов. В частности, такая непропорциональность способна создать состояние неопределенности относительно легитимности действий контролирующего органа, совершенных законно в пределах срока давности, установленного статьей 102 НК Украины, поскольку после обращения налогоплательщика с соответствующим иском в суд ранее согласованные денежные обязательства становятся несогласованными.

Константин Пащенко отметил, что апелляционные суды уже ссылаются на новую практику Верховного Суда и отмечают необходимость ее применения. Однако в некоторых случаях апелляционные суды указывают, что, подавая иски, налогоплательщики не знали о возможной предстоящей смене практики ВС относительно сроков обжалования и не могли ее учесть. И в своих решениях апелляционные суды отмечают, что срок истек, но есть уважительная причина и при таких обстоятельствах восстанавливают сроки обращения в суд.

В этом аспекте интересно, как ВС будет пересматривать такие постановления апелляционных судов и каким образом будет применять подход относительно изменения судебной практики — в пользу налогоплательщиков или как определено в постановлении судебной палаты.

«Такой подход необходимо принимать во внимание и фактически при подготовке жалобы сразу готовить исковое заявление, чтобы в месячный срок подать в суд. С другой стороны, такой срок корреспондируется со спецификой налоговых правоотношений и спецификой работы самого налогового органа», — подчеркнул Константин Пащенко.

Лектор также отметил еще одно важное постановление Судебной палаты по рассмотрению судебных споров по налогам, сборам и других обязательных платежей Кассационного административного суда в составе ВС от 21 февраля 2020 года по делу №826/17123/18. В частности, в этом постановлении ВС изменил предыдущий подход, который заключался в следующем: если допуск к налоговой проверке состоялся, то предметом рассмотрения в суде должна быть только суть выявленных нарушений налогового и другого законодательства, а не любые процедурные нарушения в действиях налогового органа, которые предшествовали выходу на проверку.

В частности, Верховный Суд отметил, что независимо от принятого налогоплательщиком решения о допуске или недопуске должностных лиц к налоговой проверке, оспаривая в дальнейшем последствия проведенной контролирующим органом проверки в виде налоговых уведомлений-решений и других решений, налогоплательщик не лишен возможности сослаться на нарушение контролирующим органом законодательства о проведении такой проверки, если считает, что они обусловливают противоправность таких уведомлений-решений. При этом таким основаниям иска суды должны давать правовую оценку в первую очередь и только в случае, если процедурных нарушений не выявлено, переходить к проверке оснований иска о наличии нарушений налогового и другого законодательства.

«То есть фактически акцент сделан на том, что в случае, если есть нарушения в процессе и допустили к проверке, то можно к этим вопросам апеллировать, и если такие нарушения действительно имели место, они нивелируют все дальнейшие действия налогового органа и могут быть основанием для отмены налоговых уведомлений-решений», — подчеркнул Константин Пащенко.

Также одним из важных для применения на практике лектор назвал постановление Кассационного административного суда в составе ВС от 15 июня 2020 года по делу №0440/7010/18, в котором раскрыт вопрос доказательств и доказывания в спорах о признании сделок налогоплательщика нереальными.

«Если мы имеем должным образом оформленные реальные хозяйственные операции, но есть определенные незначительные недостатки в оформлении документов, которые не мешают выяснить, что операция состоялась, то это не значит, что эта операция является нереальной и не должна быть учтена судом, несмотря на доводы налоговых органов.

В то же время, если документы составлены формально качественно, но есть вопрос об их достоверности и фактичности операций, то они не могут быть подтверждением такой операции и использоваться для получения налоговой выгоды», — отметил Константин Пащенко.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x
Корзина