«Отсутствие широкого обсуждения и мнения профессионального сообщества негативно отобразилось на качестве тех «кассационных фильтров», которые были внедрены» — судья КХС ВС Иван Мищенко

«Кассационные фильтры» и доступ к правосудию — лекцию на указанную тему для слушателей Legal High School в рамках Спецкурса для частнопрактикующих адвокатов прочитал судья Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда Иван Мищенко.

Так, лектор напомнил, что в юридическом сообществе дискуссия о необходимости внедрения «кассационных фильтров» велась уже много лет. И это, по словам Ивана Мищенко, не удивительно, ведь кассационный пересмотр — это абсолютно оправданная и логическая правовая конструкция, поскольку любой кассационный суд в любой стране не должен в третий раз пересматривать дело по сути.

«Что касается украинского законодательства, то, к сожалению, «кассационные фильтры» были приняты в так называемом турборежиме, без широкого обсуждения на уровне экспертов, ученых, адвокатов, без системного привлечения судей Верховного Суда. Мне кажется, что отсутствие широкого обсуждения, отсутствие мнения профессионального сообщества негативно отобразилось на качестве тех «кассационных фильтров», которые были внедрены. Поскольку сегодня возникает больше вопросов по их применению, нежели ответов», — констатировал Ивана Мищенко.

Проводя сравнительный анализ законодательства до внедрения «кассационных фильтров» и после 8 февраля 2020 года (вступили в законную силу соответствующие изменения), лектор подчеркнул, что основаниями для кассационного пересмотра решения предыдущих инстанций было неправильное применение нормы материального права. Сейчас же статья 287 Хозяйственного процессуального кодекса Украины содержит четыре отдельных основания для кассационного обжалования судебного решения.

В частности, одним из оснований является применение судом апелляционной инстанции в обжалованном судебном решении нормы права без учета вывода относительно применения нормы права в подобных правоотношениях, изложенного в постановлении ВС, кроме случая наличия постановления ВС об отступлении от такого вывода.

«Сразу же возникает проблемный вопрос относительно этого основания: что такое подобные правоотношения? Из опыта рассмотрения кассационных жалоб можно утверждать, что адвокаты очень широко толкуют термин «подобные правоотношения». Они воспринимают в том контексте, что норма права или даже определенный принцип в схожих правоотношениях применен немного другим образом, чем в рассматриваемом деле», — отметил Иван Мищенко.

По словам судьи, сейчас позиция КХС ВС в понимании «подобности» определена и совпадает с позицией Большой Палаты ВС, а также является формально-юридически строгой и не допускающей широкого толкования. К примеру, в постановлении от 8 октября 2020 года по делу №910/9187/19 КХС изложил правовую позицию, согласно которой под судебными решениями в подобных правоотношениях следует понимать такие решения, где подобными (тождественными, аналогичными) являются предметы спора, основания иска, содержание исковых требований и установленные судом фактические обстоятельства, а также имеется одинаковое материально-правовое регулирование спорных правоотношений.

«Можем сделать вывод, что Большая Палата ВС и большинство судей Кассационного хозяйственного суда ВС разделяют ту позицию, что «подобность» и «тождественность» являются синонимами. И для того, чтобы говорить о подобности дел, они должны почти идентично совпадать между собой», — подчеркнул Иван Мищенко.

В то же время, по словам лектора, есть и альтернативная позиция. В частности, в особом мнении судья Большой Палаты ВС Дмитрий Гудыма (изложенном к постановлению от 8 февраля 2018 года по делу №357/3258/16-ц) отмечает, что подобность правоотношений, которую требует установить процессуальный закон, не является синонимом тождественности правоотношений.

«Проще говоря, чтобы сделать вывод о подобности правоотношений, дела не должны быть идентичными. Если идет речь о применении нормы права, то она может применятся в разных правовых конструкциях, в разных спорах, и объединять эти дела должна именно эта норма права, которая принципиально применяется. На мой взгляд, правовая позиция, которую сегодня занимает КГС ВС и Большая Палата ВС, требует дальнейшего анализа, и я не исключаю ее определенного усовершенствования. Я больше разделяю позицию судьи Гудымы, поскольку если процессуальный закон требует установить «подобность», то она все-таки не является синонимом «тождественности», — подчеркнул Иван Мищенко.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина