Выделение уголовного проступка в отдельную категорию не должно сужать общие принципы уголовного процесса — Евгений Рияко

О судебной практике обжалования решений, действий и бездействия дознавателя и прокурора по делам об уголовных проступках шла речь в рамках лекции Евгения Рияко, управляющего партнера ЮК «Рияко и Партнеры». Анализируя изменения, внесенные в законодательство в связи с введением института уголовного проступка, он указал слушателям Legal High School, что были придуманы новые виды доказательств до внесения уведомления в ЕРДР по статье 214 УПК Украины. К ним относятся: пояснения, заключения специалиста, осмотр материалов (в том числе видео). По его мнению, не было никакой необходимости выделять эти доказательства, поскольку они и так есть в статье 84 КПК Украины. Таким образом, одна и та же норма включена в две статьи: 298-1 и 300.

Особенно настораживает его норма статьи 298-1, которая предусматривает, что в случае переростания уголовного проступка в правонарушение, доказательства, собранные в ходе дознания по уголовному проступку, могут быть применены в расследовании уголовного правонарушения. Таким образом, могут быть легализированы в качестве доказательства пояснения людей, которые не несут ответственности за свои показания, поскольку они не были оформлены протоколом допроса свидетеля. Также могут быть легализированы в качестве доказательств доказательства, собранные с нарушением процедуры.

По мнению Евгения Рияко, люди, готовившие новые нормы, никогда не работали адвокатами в уголовном процессе, поэтому допускают сокращение сроков сбора доказательств, что может негативно повлиять на их качество. Он отметил, что нарушение права на защиту, которое проявляется проведением следственных действий до внесения в ЕРДР, было бы допустимо в случае особо опасных преступлений, но не в случае уголовного проступка.

Говоря о таком виде доказательств как пояснение, лектор отметил, что пока нет достаточной практики и не понятно, что именно будут отправлять дознаватели вместе с обвинительным актом в суд. В случае если это будут пояснения, возникает затруднение, поскольку принцип личного исследования доказательств не отменен. Видимо, разработчики института уголовного проступка исходили из того, что дознание будет проходить без адвоката, поскольку любой адвокат от таких доказательств не оставит камня на камне. По сути, адвокат нужен тогда, когда существует несогласие с обвинением, и его работа заключается в перепроверке доказательств и по максимуму признания их недопустимыми. В случае уголовного проступка недопустимыми можно будет признать все доказательства.

Также возникает вопрос по попаданию материалов в дело до внесения его в ЕРДР. Если будут получены доказательства в порядке статьи 298-1 или 300, но не будет определения следственного судьи о временном доступе к вещам и документам, большая их часть по принципу «плодов отравленного дерева» приведет к оправдательному приговору.

Относительно задержания лектор указал на отличие в статьях кодекса, регулирующих это действие, которое позволяет сотрудникам правоохранительных органов задерживать в случае совершения уголовного проступка. При этом он отметил, что для самих правоохранителей остается неясным: задерживают они человека за проступок или преступление — критериев нет.

Анализируя сроки проведения следственных действий в случае уголовного проступка, избрания меры пресечения, Евгений Рияко подчеркнул, что выделение уголовного проступка в отдельную категорию не должно сужать общие принципы уголовного процесса.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина