По разным регламентам арбитры, а соответственно, и арбитражные институты наделяются различными полномочиями, заверил Александр Друг, партнер ЮФ Sayenko Kharenko

Александр Друг, партнер ЮФ Sayenko Kharenko, рассказал слушателям Школы судебной практики Legal High School о компетенции арбитров в международном арбитраже.

Важны два аспекта: юрисдикция (право арбитра рассматривать спор) и компетенция арбитра.

Лектор констатировал: для назначения арбитров необходимо наличие арбитражного соглашения, действующего и выполняемого. Арбитражное соглашение является отдельным независимым договором, и даже если признается недействительным основной договор, это никак не влияет на действительность арбитражного соглашения.

Объем полномочий часто указывается в содержании арбитражного соглашения. В таком случае компетенция арбитров определяется самими сторонами.

Вторым документом, который может определить круг полномочий, является арбитражный регламент. Тот или иной регламент применяется в зависимости от того, в какой арбитраж обращаются стороны: институциональный или ad hoc. Каждый регламент устанавливает свои процедуры рассмотрения дела. Но по общему правилу назначаются три арбитра: по одному от каждой стороны, а третий назначается или совместно обеими сторонами, или арбитражной институцией.

Стороны могут наделить арбитра прямыми полномочиями (путем указания в арбитражном соглашении) или опосредованными (путем ссылки на арбитражный регламент). Многие регламенты позволяют сторонам отходить от установленных процедур и самим решать, как должна проводиться та или иная процедура. Однако есть определенные ограничения: стороны не могут наделить арбитра полномочиями, противоречащими публичному порядку; полномочия не имеют последствий для третьих сторон; стороны не могут предоставить арбитру полномочия, которые по национальному праву имеет право исполнять только суд.

Арбитр может быть наделен полномочиями в соответствии с национальным законодательством государства места арбитража (например, раздел IV Закона Украины «О Международном коммерческом арбитраже»). Такие полномочия, как правило, реализуются только в национальном суде (например, полномочия по принятию мер принуждения).

Как отметил Александр Друг, компетенция может быть предметной (арбитр решает вопрос о собственной компетенции относительно рассмотрения определенного спора в конкретном деле (competence-competence) или функциональной (арбитр осуществляет ряд функциональных обязанностей в ходе арбитражного разбирательства). В процессе арбитры имеют полную свободу принятия, оценки, анализа доказательств и т.п.

Competence-competence — общепризнанный принцип. Вопрос относительно компетенции решается арбитрами без обращения в национальные суды, в том числе при возникновении сомнений в действительности арбитражного соглашения. В противном случае арбитраж вообще не существовал бы. Данный вопрос решается в начале арбитражного разбирательства. В случае рассмотрения дела институциональным арбитражем также дополнительно устанавливается prima facie относительно формирования состава арбитража.

Лектор описал два подхода к определению того, что могут сделать арбитры, когда одна из сторон оспаривает юрисдикцию. Первый подход предусматривает юрисдикционную фазу: стороны предоставляют аргументы относительно действительности или недействительности арбитражного соглашения. Это решение принимается перед рассмотрением основного спора. Второй подход заключается в следующем: арбитры проводят слушание всего процесса и принимают решение о том, есть ли в конкретном случае арбитражная оговорка, уже по сути спора.

Решение состава арбитража может быть пересмотрено в национальном суде государства места арбитража (согласно lex arbitri). При этом национальное право различных государств устанавливает ограничения относительно границ вмешательства суда.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов