Нюансы внедрения анбандлинга в Украине раскрыли руководитель практики энергетики Hillmont Partners Татьяна Миленькая и член Наблюдательного совета АО «Магистральные газопроводы Украины» Адомас Аудицкас

В рамках спецкурса Legal High School для адвокатов энергетического сектора Татьяна Миленькая, LL.M, советник, руководитель практики энергетики Hillmont Partners, и Адомас Аудицкас, член Наблюдательного совета АО «Магистральные газопроводы Украины», рассказали об юридических аспектах анбандлинга в газовом секторе.

В частности, Адомас Аудицкас обратил внимание на нюансы внедрения анбандлинга в Украине. По его словам, идея анбандлинга появилась после подписания Лиссабонской стратегии странами Европейского Союза, который определил цель — формирование самого конкурентного рынка в мире. Одной из наиболее проблематичных сфер ЕС являлся сектор энергетики. Проблема заключалась в том, что во многих странах были вертикально интегрированные компании, которые одновременно производили энергию и занимались ее доставкой. Такие компании занимались как конкурентной деятельностью (добыча, продажа), так и монопольной деятельностью (передача, транспортировка). «Идея заключалась в том, чтобы последний вид деятельности был отделен от других видов для достижения конкуренции на рынке и во избежание конфликта интересов. Так и появился третий энергопакет, который предусматривал, что деятельность по трансмиссии энергии (электроэнергии или газа) должна отдельно управляться от вертикально интегрированной компании», — подчеркнул Адомас Аудицкас.

По его словам, предусмотрены три модели анбандлинга:

— Ownership unbundling (OU) — разделение путем передачи права собственности другому юридическому лицу, полностью независимому от вертикально интегрированной компании;

— Independent System Operator (ISO) — собственность остается у вертикально интегрированной компании, но все права по управлению передаются независимому от вертикально интегрированной компании юридическому лицу;

— Independent Transmission Operator (ITO) — предусматривает создание дочерней компании вертикально интегрированной компании, которой передаются все права по управлению энерготранспортной деятельностью.

Лектор обратил внимание на то, что в Украине изначально предполагалось внедрение первой модели анбандлинга, которая предполагала передачу всей газотранспортной системы Украины в собственность АО «Магистральные газопроводы Украины». Но, в частности, в связи с рассмотрением спора в Стокгольмском арбитраже между НАК «Нафтогаз Украины» и ПАО «Газпром» была внедрена модель ISO, предусматривающая передачу управления газотранспортной системы в созданную дочернюю компанию НАК «Нафтогаз Украины», которая была продана АО «Магистральные газопроводы Украины», стоимость которой зависела от количества транзита газа.

Татьяна Миленькая, в свою очередь, рассказала об юридических аспектах анбандлинга. Лектор отметила, что суть анбандлинга заключается в том, чтобы сделать невозможной ситуацию, когда внутри вертикально интегрированной структуры осуществляется деятельность по добыче газа, его транспортировке и поставке. «Третий энергопакет ЕС «зацементировал» тезис, что если одна компания владеет системой передачи газа, а также производит или продает газ, то это может стимулировать воспрепятствование доступу конкурентов к сети. То есть, основная цель анбандлинга — обеспечение честной конкуренции на рынке, что предусматривает улучшение качества услуг и соответственно благосостояния потребителей», — подчеркнула Татьяна Миленькая.

Лектор проанализировала законодательство ЕС, положения которого были интегрированы в национальное законодательство Украины, и рассказала об основных этапах анбандлинга в Украине. Также Татьяна Миленькая привела примеры того, как вертикально интегрированное предприятие может осуществлять дискриминацию конкурентов, в частности, манипулирование тарифными категориями, распределение дефицитной мощности в пользу вертикально интегрированного предприятия, манипулирование наличием пропускной способности.

МЕНЮ

LegalHighSchool — Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина