Статья 387 УК Украины — фактически мертвая норма, подчеркивает адвокат Марина Мацегора

В Lеgal High School продолжаются занятия в рамках блока «Преступления против правосудия». В ходе лекции адвоката Марины Мацегоры слушатели узнали о проблематике квалификации таких действий, как разглашение данных оперативно-розыскной деятельности и досудебного расследования.

Вначале лектор сделала небольшой исторический экскурс в историю вопроса уголовной ответственности за разглашение таких данных, рассказав о подходах к законодательному регулированию в разное время. Введение уголовной ответственности за разглашение впервые упоминается в 1845 году, и развивается одновременно с развитием возможностей для такого разглашения, а именно — появлением СМИ.

Марина Мацегора сфокусировалась и на «свежих» изменениях, которые были внесены в статью 387 Уголовного кодекса (УК) Украины Законом Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по обеспечению соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования», принятым в ноябре 2017-го и более известным как «маски-шоу стоп №1». Решение вопроса, какие сведения относятся к данным досудебного следствия, находится в полной компетенции следователя. Данные досудебного расследования можно разглашать опять же только с письменного (!) разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в котором они признают возможным. При этом четкого определения (и перечисления), что является «данными досудебного расследования», нет, поэтому в это понятие при желании можно вложить все что угодно.

Запрет на разглашение таких сведений небезосновательно считается одним из условий успешного расследования, напоминает лектор. При этом предупреждение о неразглашении сведений оперативно-розыскной деятельности и досудебного расследования должно быть письменным, если его нет, то лицо не несет уголовную ответственность за разглашение.

Статья 387 УК Украины — фактически мертвая норма, подчеркивает Марина Мацегора, рассказывая о том, что в период с 2001 по 2014 год всего было зарегистрировано шесть случаев возбуждения уголовных дел/открытия уголовных производств и не вынесено ни одного приговора. Приговоры по статье 387 УК Украины стали появляться только с 2015 года, да и то в крайне немногочисленном количестве, сегодня в Едином государственном реестре судебных решений их насчитывается не более семи. Лектор рассказала о конкретных кейсах. Например, к ответственности (которая заключалась в установлении штрафных санкций, заключении соглашений о признании вины, применении амнистии) привлекались за: размещение на своей странице в Facebook постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы; разглашение факта проведения обыска, причем самим же лицом, у которого такое процессуальное действие проводилось; разглашение факта обращения с заявлением в правоохранительные органы о вымогательстве лицом, у которого вымогали, лицу, которое вымогало.

Марина Мацегора акцентировала внимание, что отсутствуют приговоры за разглашение данных досудебного следствия представителями правоохранительных органов и выразила надежду, что такие приговоры все-таки появятся, поскольку разглашение формирует убеждение виновности лица у общественности, что нарушает принцип невиновности до приговора суда, а также рекомендовала адвокатам внимательно относиться к использованию доверенной им информации.

МЕНЮ

LegalHighSchool – Высшая школа для юристов и адвокатов

Корзина